Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

brevno

(no subject)

Читаю о немецкой сцене 20-х годов, и тут книга Сергея Третькова "Люди одного костра".
Два мира - два образа жизни у нас, до сих пор. Как скупо, аккуратно и злорадно пишут о симпатиях к коммунизму иностранные источники и базирующиеся на них наши. Наши - так вообще, будто сплошь потомки эмигрантов первой волны.
А Третьяков - очень хорош. Если кому не по вкусу интонации публицистики тридцатых годов - ок, можно отнестись как к источнику, и весьма расширяет границы.
А его роман Дэн Ши-хуа, написанный от первого лица китайского студента-революционера! Очень хорошо.
brevno

Комсомол, говорите? Ну ок, вот за комсомол.

Написано для паблика Эйдоса вк, поэтому "мы"



Через комсомол прошли абсолютно все те, кто ныне заправляет нашей страной, определяет её политику, рулит её финансовыми потоками, распиливает её бюджет, отливает нам по чуть-чуть из её труб, начинает и заканчивает её войны и принимает её законы. Следующее поколение уже стучится в дверь, но пока что вот так. И, как честные хранители истории, не можем не отметить важный факт: именно комсомол прикончил ту страну, которая выдала его членам значки и перспективу карьерного роста в обмен на знание Устава. Не диссиденты, не Горбачев, не неформалы и не вражеские голоса.

Именно в комсомоле ковались кадры; лагеря комсомольского актива были тренингами личностного роста, бизнес-школами и социальным лифтом для амбициозных молодых людей. Сначала – юных царедворцев при дряхлеющей элите, потом – стай активных, беспринципных, жадных до власти и денег и, что главное – готовых возглавить, оседлать и использовать инфраструктурные _наработки_. Без которых можно было до посинения спорить на кухнях, в то время как в каждой экономической цепочке маячила циничная райкомовская рожа, отнюдь не на последних местах. Что характерно, те, кто был принципиальным, честным и искренним – коммунары, создатели МЖК и первых НПО (прототипов всего бизнеса в СССР) – тоже в массе своей, плюнув на идеалы, ломанулись в итоге использовать весь спектр подвернувшихся возможностей, ну а что делать, не мы такие, жизнь такая.

Собственно, это всё, что надо знать про комсомол и его роль авангарда в конце прекрасной эпохи.

А как же живые люди, строители строек, ударники, воины, партизаны и прочие молодые хорошие люди, спросите вы. А это были другие комсомольцы, ответим мы, и именно их молодость, романтику, силу мышц, кровь и смерть проституировали их дети и внуки, а закон ли это природы или свойство нашей удивительной страны – мы не знаем. Но смотрим на них с печалью и с уважением к их подвигам, энергии и вере в счастливое будущее.

Скульптура - Хан Сюй-Тунг, Тайвань.
brevno

(no subject)

Имеем в виду, что это последний Буфест и мы уже поклялись друг другу и вообще.
В воскресенье я с медитативным интересом смотрела, как распадается фестиваль. Именно не заканчивается, как обычно, а распадается, как сон в утреннем делирии. Фрагменты перестают быть связанными вообще, какие-то писатели, музыканты, о чем-то это должно говорить, но кому? И что? Последние обломки смыслов днём, и - тихий распад. Не, я понимала, что ещё во вторник и среду библиотечные дни, но это уже даже не сон, а что-то непонятное, изнанка, потустороннее. Вокруг тишина, издатели обескураженно и стоически общаются с редкими забредшими товарищами. Задернули занавес и сняли боковые наши обои. Открыли обратно - центральные ещё висят. Попозже снимем, - говорят. Дезинтеграция в натуральном виде!
Острое наслаждение адекватностью происходящего и соответствия внешнего внутреннему.
Что дальше - посмотрим. Если к следующей (через полтора года) осени будут люди, готовые с любовью это двигать дальше - мы их сильно-сильно-пресильно поддержим. Но эта история уже будет несколько не про нас. Мы эту кашу съели всю. И хорошо.
brevno

(no subject)

Сегодня большой день. После долгих переговоров и разных телодвижений мы теперь - собственники небольшой части розановского дома! Дальше - некоторый ремонт и амбициозные планы Розановского центра на территории, наиболее подходящей для этого - в доме, где Ольга Розанова жила и рисовала, какое чудо, что дом сохранился и найден, что его жители (по крайней мере, та часть их, с которыми мы нашли общий язык) - чудесные люди, готовые включаться, что всё вообще получается.
В следующем году - серьёзные планы. Розановский семинарий (и не только розановский, а шире - для тех, кто готов присоединиться к изысканиям художественной сцены Владимира рубежа 19 и 20 веков). Также в планах - памятная доска, а, скорее всего, и не одна, книга, выставки в городах Владимирской области, и конечно, розановская конференция.
Судя по всему, пора заводить паблик для всего этого. Заведём!
brevno

Навальный во Владимире

Послушала митинг Навального во Владимире.
Железный чувак, спора нет. Мечет икру из подшипников прямо, и с митинга на митинг.
То, что он передёргивал:
- наезд на губера - невозможно обвинить Орлову в коррупции, поэтому - она "безумная" (нет комментариев), она врёт, потому что была комсомолкой и сдавала научный атеизм (а кто не из этой когорты), какой-то забор (что за ним? точно не супердача, он бы сказал, да и нам было бы известно без него), она обещала выдвинуть область в лучшие и не выдвинула (а кто-то выдвинул вместо неё?), ничего не построено (просто враньё, что-то построено и многое стало лучше, дело даже не в ней, а за последнее время).
- невозможность открытия малого бизнеса - не надо ляля. Вообще не так и сложно открыть этот самый малый бизнес, и даже получить поддержку на него. Дофига знакомых открыли и не жалуются, проблемы обычные для бизнеса - неумение, неправильный расчёт, но не то, что приходят и мучают людей. А обещания, что любой может открыть кафешку без СЭС - просто привет.
- про зарплаты сложно, но нормально работающий профессионал поднимает во Владимире точно не 15 и не 20 тыр, а 40-60-и больше без всякой лапы - факт, мне лично известный. Мало, наверное, но уж вот так.

В остальное можно вникать, но я не буду, это так, поверхностно.
brevno

Вязники

Развесили Розановскую выставку в Вязниках.
Мы от нее ничего не ожидали особенного, когда договаривались, предполагали, что просто развесим там наши имиджи и стенды и пусть висят, но перед выставкой сконцентрировались и сделали хорошую. Про сестру Розановой, распечатали переписку 1917 года, я сделала фигурки рабочих и на них прикрепили сообщения о забастовках в Вязниках в 1917 году, разложили шумовские салфетки начала века, к ольгиному супрематизму добавили натюрморты, чтоб не пугать людей одними "квадратиками", сделали доску объявлений, чтоб вязниковцы могли добавить что-нибудь в наши исследования - короче, выставка вышла на славу, живая такая. И люди там хорошие: "У нас впервые авангард!"

развеска
brevno

(no subject)

Это наверное последний пост-жест. Жалко журнал, но мысль написать сюда выглядит как бедный родственник, с которым давно не общались и вроде надо чего-то ему сказать, выпить чаю вместе или подарить что-нибудь поношенное.
Поэтому и не хотелось.
Так что это просто
.


На самом жж ставить крест не хочется, это речь именно об этом журнале и мне.
Даже мелькает желание просто завести другой журнал, против тренда "все уходят, а новые не появляются".
Хотя Степанида говорит, что на мобиле клиент плохой, а только с компа уже не получится.
Читать-то покамест есть что, так что поглядим!
brevno

@eidosbook

Завела телеграмм Эйдоса. @eidosbook
Будем писать (и уже пишем) о книжной энтропии. Не будем там рекламировать поступления (если только не что-то из ряда вон). Будем тележить про книжную торговлю и цитировать старые книжки.
Почему-то об этом не всегда хочется писать вконтакте и в фб. Конечно, это жжшный формат, но это так неудобно делать с телефона, например, и все эти логины, и из нас всех жж есть только у нас с Улькой и Степанидой, В общем, жаль конечно, что жж так и остался в начале 2000-х.
А еще - полный кайф от безлайковости и безкомментности.
Короче, если кто хочет читать - велкам.
Но сюда я буду кое-что транслировать, на память.

Раннее утро в Эйдосе. До открытия было больше получаса, когда прибежала девушка и захотела русско-итальянский словарь. Обычно нас нет в такое время - мы приходим минут за пять или опаздываем даже, но сегодня я пришла спокойно выпить кофе (почти написала "который закончился дома", стёрла, зависла поискать оборот и не нашла).

Девушка купила словарь и рассказала, что прочитала всего Зайцева, с которым ему интереснее, чем со знакомыми, что Одоевцева хуже выдумывает, чем вспоминает, я сделала кофе (невкусный, вот засада), а она копается в книгах. На самом деле она не то чтобы девушка, но и не тётенька, не гражданка, не госпожа и не сударыня, а слово "женщина" ужасно.
Через 10 минут откроемся. Утренний алибовский заказ - Торжество похорон Жене и Открытие медлительности Надольного. Как это называется, когда придаёшь значение случайностям и во всём видишь смысл?
brevno

Про встречу проекта Зерно с Борисом Куприяновым и Николаем СОлодниковым

Аня:

Две недели назад группа 30-летних владимирских интеллектуалов открыла дискуссионный проект "Зерно". Все участники проекта, каждый на свой лад, с младых ногтей (да, лет по десять уже), упорно пытаются превратить Владимир в "город для людей". Кажется, эта деятельность называется "социальной инженерией".
И вот теперь они запустили совместный проект, нацеленный, насколько я понимаю, на выяснение перспектив реформирования городской культурной сферы.
По форме это выглядит, как "встречи с интересными людьми". В первый раз интересным человеком был новый скандальный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игорь Конышев, утверждающий, что "музей должен меняться". В этот раз это были скандальные реформаторы библиотечного дела Борис Куприянов из Москвы и Николай Солодников из Петербурга.
Все трое в качестве примера успешного реформаторства приводили деятельность бывшего главы департамента культуры Москвы Сергея Капкова. Еще Борис Куприянов неоднократно ссылался на самую эффективную в мире реформу библиотечного дела, которую осуществила Надежда Крупская, а Николай Солодников поминал добрым словом Екатерину Гениеву ("хорошая библиотека - это много вина и интересных разговоров").
На вчерашнюю встречу, среди прочих, пришли по доброй воле и директриссы самых активных владимирских библиотек. Ну вы представляете - культурные дамы пришли к вождю краснокожих Куприянову :). И он возвращал их в реальность.
"Библиотеки - самая демократическая сеть страны, т.к. они единственные из учреждений культуры предоставляют населению услуги бесплатно. Их важнейшая миссия - социальная", - это был основной тезис Куприянова. Из этого тезиса вытекали разные спорные темы - бомжи, мигранты, инвалиды, пенсионеры (Солодников присовокупил сюда и гомосексуалистов, мог бы и политически неблагонадежных присовокупить, наверно, если бы времени хватило). "А если они не хотят в библиотеку?", - спрашивали библиотекари. - "Это потому что они вам не доверяют! - отвечали эксперты. - А вдруг вы полицию позовете, и у них начнут паспорта проверять?! Добивайтесь доверия!". "Самой эффективной реформой библиотек было бы все их закрыть, всех уволить, а потом открыть заново, с другими людьми", - пугал Куприянов. "Да я так натренировался, пока там сидел, что любую билиотекаршу могу за пять минут до слез довести!", - хвастался он. - А зачем? - спрашивала самая активная. - Чтобы в вас профессиональная гордость проснулась!", - отвечал он. "А у нас, между прочим, есть программа для мигрантов, они к нам целыми семьями приходят, мы с детьми домашние задания делаем!", - гордость в ней действительно проснулась. "Все вы так говорите!", - дружно парировали эксперты.
Короче, время пролетело незаметно. В последнюю минуту Солодников решил им отомстить: "Библиотека - это еще и место политических споров! Да что это такое - библиотеки вашего города отказали в проведении этой встречи с нами на своих площадках! Побоялись! Библиотекари должны быть отважными!"
Вот, думаю, катарсис остается главным методом успешной социальной инженерии в нашей стране. Такие садо-мазохистские дела.

Я:

Я тоже хотела написать про встречу, но Анька первая успела :)
На самом деле у встречи не было адресата. Говорить о важности чтения можно, но с кем будешь говорить, таков и будет разговор. С молодыми интеллектуалами? С родителями? С библиотекарями? С чиновниками? С пенсионерами? А тут был адресат непонятен, и, как выяснилось, спикерам болезненно и необязательно было говорить с библиотеками, и диалога не получилось. Ну и сказали бы - кого угодно, но только без библиотекарей... Но как же было их не позвать, раз уж Борис приехал? Я вот надеюсь всё время, что у таких событий должно быть будущее, чтоб потенциально проросло то самое "зерно", которое в названии... Но для этого - надо хотеть, приложить волю и целеполагание. Интересно, что об этом думают организаторы - кто хотеть-то будет? Предполагалось, что вот Борис Куприянов (Boris Kupriyanov) приедет (я больше понимаю про него, чем про Николая Солодникова) - и библиотекари принесут к нему запрос? предложат взаимодействие, позовут? Они бы, кстати, могли, я уверена - если бы сам формат и сам Борис к этому хотя бы слегка пригласил, ну жест, ну готовность. Да они бы просто не пришли, если бы интереса такого не было! Но если конструктивного разговора не предполагалось, даже наоборот, то о чём тогда разговор? Про книжки _вообще_? Это был бы дико интересный разговор, если б с любой конкретикой. Про лит. сайты, про разбор хороших кейсов книжных магазинов и библиотек (потом, когда травма заживёт), про лит.клубы, про книжные фестивали - про то, что нам интересно и про что можно было бы реальный разговор построить. Про что-нибудь хорошее и конкретное. Но... впрочем, знакомство - тоже очень хорошо. Так что конкретику будем разводить на Буфесте :)
Вообще, с обеих встреч Зерна я ухожу на самом деле со смешанными чувствами, но в целом очень довольная, ибо результат у них - для меня - есть. Так что давайте дальше. Кто приедет-то?